Архивы Без рубрики -

ICO в Швейцарии: Сложно. Дорого. Гарантия.

Опубликовано: Август 21, 2018 в 2:24 пп

Категории: Без рубрики

 

Правда ли FINMA признает все токены инвестиционными инструментами и стоит ли тогда проводить ICO в Швейцарии? 

На заре своего юридического пути, в разговоре о швейцарской банковской и правовой системе я услышал от одного мудрого экспата , что Швейцария страна, которая ведет бухгалтерию, улыбаясь. Чтобы понять смысл этой фразы достаточно вспомнить, что когда русский полководец А.В. Суворов и его армия переходили через Альпы, в маленьком городке Андерматт была сделана остановка, во время которой, освободители съели все запасы андерматтских таверн и магазинов. Швейцарские жители приветствовали армию полководца и не отказывали в еде и обслуживании никому, не требуя оплаты. Уже после того как Суворов покинул Андрматт, швейцарцы все подсчитали и отправили счет за всех съеденных кур и «арендованные» койки напрямую российскому императору Александру I.

Эта история крайне показательна для попыток спрогнозировать мышление швейцарского законодателя во многих аспектах, в том числе в аспектах регулирования блокчейн проектов в горной конфедерации.

И так: почему казалось бы комплиментарное регулирование ICO Швейцарии превращает почти любой токен в security?
В феврале 2018 года Швейцарский финансовый регулятор Finma выпустил гайдлайн для ICO. В небольшом документе содержались инструкции по категоризации токенов и рекомендации по юридическим процедурам, которые ICO проект должен провести перед публичной продажей. По мнению регулятора токены бывают четырех видов: платежные (payment tokens), security, utility и смешанные токены (hybrid tokens) (подробнее об этом можно прочитать здесь). Многие готовящиеся к публичным продажам проекты вздохнули с облегчением, так как собирались выпускать на рынок, по их мнению, чистые utility или платежные токены (то есть токены которые используются для платежей внутри сети: как bitcoin или etherium). Однако на практике, они столкнулись с тем, что их токены признаются или будут признаны инвестиционными инструментами (security). Так как же это произошло и почему Ваш токен, не обладая признаками инвестиционного может потребовать дорогостоящих юридических процедур, присущих forex дилерам и торговцам деривативами?
Основное правило, которое ввели швейцарцы в правовое регулирование публичных продаж токенов можно сформулировать как «не готово - не продавай», а точнее продавай, но проходя те же самые процедуры, которые проходят организаторы IPO. Швейцарский регулятор установил правила, согласно которым если в момент продажи токена, покупатель не может воспользоваться полным функционалом системы, продавец предлагает не utility токен, а инвестиционный инструмент - обещание создания продукта в будущем. Правило настолько жесткое по отношению к организаторам ICO, что MVP (minimum valuable product) или альфа-бета-гамма- версии продукта не считаются освобождающими от статуса security.

Что это значит?
На практике, это означает, что даже имея чистый utility токен, организатор может быть обязан издать так называемый prospectus, то есть проспект эмиссии, меморандум и другие объемные и затратные документы. В дополнение, компания будет обязана вступить в SRO (self-regulatory organisation) и пройти иные процедуры связанные с принципами раскрытия информации о ценных бумагах.

FINMA настоятельно рекомендует так же получить так называемое non-action letter, по сути письмо, в котором регулятор обязуется не предпринимать никаких действий в отношении проекта, при условии, что проект будет придерживаться заявленых параметров проведения ICO. Получение такого письма на практике занимает до полугода и, зачастую, проект получает не тот ответ, на который рассчитывает, посколько специалисты в рамках одного отдела в FINMA могут иметь диаметрально противоположные мнения на счет принадлежности токена к той или иной категории.

Швейцария больше не стремиться привлечь ICO?
Все описанное, казалось бы, ставит крест на привлекательности альпийской страны в качестве площадки для регистрации ICO, однако, не смотря ни на что, надо помнить поговорку, что «В Швейцарии много плюсов и, во-первых, это флаг…»
Жесткие рамки и появление новых объемов регулирования, создает более понятные «правила игры» для организаторов ICO. В купе с прилагаемыми усилиями по принуждению банковской системы сотрудничать с блокчейн проектами, Швейцария остается и точно в ближайшем будущем останется наиболее привлекательной юрисдикцией для высоко-бюджетных проектов, которые осознают риски связанные с непредсказуемостью регулирования. Команда проекта при определении предпочитаемой юрисдикции для инкорпорации должна учесть доверие крупных, институциональных инвесторов к Швейцарской инкорпорации, а так же тот факт, что не смотря на более строгое регулирование, FINMA, не в пример своим коллегам из США или Сингапура, еще не была замечена в уголовном преследовании организаторов ICO (на дату написания настоящей статьи регулятор обходился лишь запросами и административными расследованиями, которые впрочем не привели ни к закрытию/ проектов, ни к преследованию членов команды).

Резюме
Швейцария постепенно «дотягивает» алгоритмы работы с блокчейн проектами до уровня, на котором живет вся остальная экономика Гельвеции: дорого и качественно. Порог входа в юрисдикцию становится менее доступным, однако, пропорционально увеличиваются и гарантии, которые дает регулятор. Крупные проекты, стремящиеся привлечь институциональных инвесторов и финансирование со стороны фондов, все чаще сталкиваются с вопросами юридических рисков на фоне становления правового регулирования криптовалют по всему миру. Сочетание этих факторов ставит Швейцарию в авангарде дружественных к блокчейн индустрии государств, посколько позволяет гарантировать потенциальным инвесторам отсутствие, в будущем, претензий со стороны властей, при условии сохранения согласованных методов и параметров ведения бизнеса.

Arbi legal предоставляет полный спектр юридических услуг по проведению ICO в Швейцарии: регистрация компаний, вступление в SRO, получение non-action letter от FINMA и открытие банковских счетов.

Aleksandr Malkov
CEO Arbi Legal

Криптооптимист в “законе”

Опубликовано: Февраль 2, 2018 в 7:31 пп

Категории: Без рубрики

О чем говорят законопроекты призванные ввести в российское правовое поле понятие криптовалют, “крипторубля” и майнинга.

На фоне венесуэльской национальной криптовалюты, различных государственных блокчейнов и заявлений советника Президента по экономике Глазьева С.Ю. о необходимости создания крипторубля для обхода санкций введенных западными странами, российские законодатели и чиновники предлагают свои концепции регулирования криптовалют. Спешные попытки предложить регулирование в числе первых приводят к тому, что такие законопроекты, в случае принятия, скорее приведут к выведению криптовалют в серое поле, нежели чем убедят майнинговые корпорации и звездные ICO устремиться в Россию.

Например законопроект внесенный на прошлой неделе в Думу призван приравнять крипторубль к российскому рублю, легализовать его хождение в качестве средства платежа и создать систему “национального распределенного майнинга”. Документ предлагает считать тождественными понятия “крипторубль”, “цифровой финансовый актив” и “криптовалюта”, при этом не отвечая на вопрос чем является криптовалюта (согласно альтернативному проекту, министерства финансов, цифровой финансовый актив (ЦФА) — это имущество в электронной форме).

Дивный новый мир

Законопроект МинФина предложенный на прошлой неделе “заклеймил” любой майнинг в качестве предпринимательской деятельности, таким образом, добрая половина крипто-энтузиастов школьного возраста превратит свои подоконники с несколькими видеокартами в место преступления по ст. 171 УК РФ.
Учитывая, что специальное налоговое администрирование законопроектом не предполагается, можно сделать вывод, что Министерство предполагает взымать обычный налог на прибыль со всего объема добытой криптовалюты. Сложность администрирования такого налога, с учетом разнообразия бирж, шлюзов, миксеров и кошельков представляется крайне избыточной.
Думский законопроект не дает четкого понимая регулирует ли он только крипторубль или все криптовалюты, однако, он предлагает “майнить” крипторубль всем желающим (физ. и юр. лицам, ИП). Сам майнинг признается предпринимательской деятельностью и тут возникает коллизия, посколько, на основании каких НПА граждане будут законно заниматься предпринимательской деятельностью без статуса ИП и образования юридического лица — непонятно (возможно как самозанятые). Более того: крипторубль приравнивают к рублю обычному, эмиссия которого отнесена к компетенции центрального банка и является предметом строгого регулирования, в то время как “майнить” крипторубль смогут все (еще и как предприниматели). Представляется крайне низкой вероятность, что центральный банк согласится положить конец своей монополии на эмиссию рубля, хотя, стоит признать, что возможность “намайнить” себе ликвидности сильно продвинет блокчейн в массы.

Оба законопроекта предлагают ввести понятие спец. счетов в уполномоченных банках, которые будут проводить транзакции на основании записей в блокчейне. При этом у таких банков будут полномочия осуществлять безакцептные списания со счета пользователя по требованию гос. органов (техническая сторона вопроса не раскрыта, но скорее всего списывать будут конвертированные в фиат средства). Совершенно очевидно, что преимущество криптовалют перед банками, которое заключается в отсутствии зависимости от шаткой банковской системы, будет утеряно.

Все биржи, по задумке Министерства, должны пройти обязательную регистрацию в соответствии с ФЗ ФЗ 39,325 (о рынке ценных бумаг; об организованных торгах), а граждане желающие приобрести/обменять криптовалюту обязаны открыть спец. счета в уполномоченных (!) банках (соответсвенно все существующие биржи от Binance до Yobit, по идее, окажутся вне закона, если не захотят пройти комплаенс, раскрыв при этом весь объем своих бенефициаров).
Удивительной деталью практически всех законодательных инициатив является некий “валидатор”: согласно предложению МинФина “валидатор — лицо, являющееся участником реестра цифровых транзакций и осуществляющее деятельность по валидации цифровых записей в реестре цифровых транзакций в соответствии с правилами ведения реестра цифровых транзакций.” Такая запутанная формулировка при разборе законопроекта приводит к выводу, что МинФин предлагает легализовать только некий “отечественный” блокчейн, то есть те проекты, которые изначально структурируются в российской юрисдикции и по ее правилам. Все существующие сети от биткоина до “первого легального” биокоина, формально, должны быть признаны нарушающими законодательство (или им предложат по аналогии с законом “о Google” перевезти всех майнеров и/или нод в РФ?). Стоит отметить, что на фоне законопроекта от финансового ведомства, прокуратура потребовала от Роскомнадзора заблокировать сайт LavkaLavka, продающий Biocoin.

Ограничения размера инвестиций для рядовых инвесторов в 50 000 рублей на одно ICO естественным образом скажется на сборах проектов в России, что особенно примечательно учитывая статус прошедшего января как крайне прибыльного месяца для ICO. Так же, требования предъявляемые к планируемым ICO не исключают риск scam проектов, зато существенно повышают риск развития сердечных заболеваний у CEO компании: “печальная” статистика по успешным ICO, в сочетании с требованиями о возложении ответственности на директоров блокчейн-проектов, гарантирует, что три четверти менеджеров проектов могут быть обвинены в мошенничестве. Конечно, директор как уполномоченное лицо должен нести ответственность за действия организации, однако такой молодой рынок как ICO требует более мягкого подхода к проступкам менеджмента компании, особенно в отсутствии злого умысла.

Криптооптимизм

Все сказанное выше, не смотря на недостатки предложенных законопроектов, имеет неоспоримый позитивный сигнал, заключающийся в отсутствии попыток со стороны властей тотально запретить финансовые операции в криптовалюте. Очевидно законодатель стремится найти золотую середину между сохранением контроля над финансовыми потоками внутри страны и желанием интегрировать возможности блокчейн индустрии в экономику государства.
Российская Федерация находится в точке принятия решения: новостные сводки о “выселении” майнеров из Китая предоставляют уникальную возможность для страны с профицитом электроэнергии на уровне 17 тВт получить прибыль с добычи криптовалют, установив мягкое регулирование в отношении майнинга, а лояльное отношение к ICO проектам в сочетании с крайне строгим законодательством о КИК (контролируемых иностранных компаниях) может убедить членов команды инкорпорироваться на родине, вместо офшоров и Cryptovalley. При этом риски, связанные с использованием криптовалют, практически полностью можно перекрыть, отдав бОльшую часть функций по контролю за рынком — самому рынку. Например, саморегулируемые организации в сфере криптовалют могли бы стать решением проблемы коммуникации между государством и индустрией и стоит надеятся, что законодательная инициатива пойдет именно по такому пути. Российская Федерация редко создает вместо “жесткого регулирования” правовое поле ( legal framework) внутри которого возможны методы “проб и ошибок”, однако, как блокчейну предрекают статус “промышленной революции”, так, хочется верить, нас ожидает фундаментальный сдвиг в сторону либерализации законодательного процесса в отношении новых явлений в экономике.

Как провести легальное ICO в России или несите ваши баклажаны

Опубликовано: Октябрь 20, 2017 в 4:06 пп

Категории: Без рубрики

Тэги: ,,

Как это сделали lavkalavka и RMC? Как Вам избежать трат 60k+ долларов на инкорпорацию в Гибралтаре, острове Мэн и как перестать бояться SEC, MAS и FINMA (хоть немного)?

Один петербургский ресторан, не так давно запустил акцию: “Принеси нам один баклажан и бесплатно получи любое фирменное блюдо”. У меня нет уверенности в толпах, вошедших в дорогой ресторан с баклажаном наперевес, но зато, этот, далеко не единичный маркетинговый маневр добавляет уверенности в том, что проводить ICO в России можно. Дело не в патриотизме, хотя правильнее (и безопасней) сказать: не только в патриотизме. Россия — уникальное правовое поле. Столетие плановой экономики и выборочное копирование немецкого гражданского уложения (Bürgerliches Gesetzbuch) привело к тому, что наше законодательство оставляет одно из самых широких, в сравнении с другими развивающимися и развитыми странами, полей для маневра. Для начала сразу снимем все возможные восклицания, включающие в себя “был бы человек, а статья найдется”, потому что если вы не планируете создание “убийцы” Газпрома на блокчейне или не привлечете во время ICO средства из криптовалютного резерва Центробанка, вы не будете представлять ни интереса, ни угрозы для национальной правоохранительной системы или элит.

Теперь вернемся к примеру с баклажанами. Юридическое лицо, принявшее к бухгалтерскому учету партию баклажанов, потратило денежные средства на их закупку и рабочее время поваров на приготовление блюд с использованием этих самых баклажанов, а затем отдало это самое блюдо посетителю, который взамен принес сырой баклажан. При этом надо учитывать, что блюдо стоит дороже чем сам овощ, что овощ, принесенный человеком с улицы не может быть использован для приготовления блюд для других посетителей, в силу фитосанитарных норм, его скорее всего просто выкинут (хотя я искренне надеюсь, что баклажаны ожидает некая более гуманная участь). Главное в этой истории, что у дверей ресторана не дежурит прокуратура с обвинениями в создании денежных суррогатов, на форумах в Сочи Эльвира Набиуллина не обвиняет рестораторов в попытке внедрить частные деньги в российскую экономику, а омбудсмены не создают ассоциаций в поддержку и популяризацию использования баклажанов при расчетах.
Как же это происходит? Кажется, что в этом примере ресторан использует экономическую модель схожую с ICO стартапами — услуга оказывается не за денежные средства, а по предъявлению и передаче определенного объекта. Отмечу, что в этом случае ресторан скорее всего обосновал такую акцию точно так же как lavkalavka в свое время, когда к ней первый раз пришла прокуратура: блюда оплачиваются за счет маркетингового бюджета самого продавца.

Указанная модель ясно указывает, что для проведения ICO в РФ не нужно ожидать выхода специального федерального закона или рекомендаций регуляторов. Пока герои анекдота: “Мы можем провести Ваше ICO — А почему шепотом? — Я на алгебре”, изводили Google Translate переводами рекомендаций Secure Exchange Commission, Борис Акимов и Дмитрий Мариничев привлекли для своих проектов миллионы долларов.
Встает вопрос как тогда проводится их ICO с точки зрения права. Борис Акимов привлек лучшего, на мой взгляд юридического консультанта в правовому регулированию проведения ICO в РФ доктора юридических наук, доцента Элину Сидоренко. Я проходил курсы по правовому регулированию блокчейн-технологий в МГИМО и её позиция подкрепленная успешными проектами состоит в том, что проведение ICO в России не просто возможно, а то что оно безопаснее чем в некоторых “раскрученных” юрисдикциях. Элина Сидоренко для развития блокчейн в России, с точки зрения права, сделала не меньше чем Waves Александра Иванова, для блокчейна, в целом.

Итак, чтобы легально провести ICO в России вы должны соблюдать простые правила:

  1. Не продавать “токены”.
    А точнее вы должны описать, что именно вы делаете с точки зрения российского законодательства. Lavkalavka не продает токены, они продают и принимают “программный цифровой актив системы лояльности BioCoin” или в моих формулировках “баклажаны”. Так же помните о том, что понятие whitepaper отсутствует в гражданском законодательстве, нельзя продавать свои токены на его основании. Перед любыми стадиями (pre-ICO, ICO) вы должны иметь юридический механизм продажи токенов. Отсутствие договора и прослеживаемой связи между токеном, публичным проектом и кошельком ICO создает риск привлечения по ст. 159 УК РФ.
  2. Не продавать инструменты похожие на акции или ценные бумаги.
    Вы не можете обещать выплату дивидендов или участие в прибыли/управлении какой-либо компании. Этого нельзя делать не из-за теста Howey или рекомендаций SEC, а, банально, из-за статей 15.17 КоАП РФ и 185 УК РФ (Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг). Неправильно думать, что США единственная юрисдикция где неконтролируемая эмиссия ценных бумаг является наказуемым деянием.
  3. AML — ПОД/ФТ, KYC
    Соблюдать требования 115 ФЗ, другие национальные и имплементированные международные договоры в РФ вы обязаны в любом случае. Идентификация клиентов (KYC) обязательна, но ее не стоит бояться, в последнее время, все чаще, клиенты заявляют: “Если я заставлю своего покупателя заполнять формы для KYC, он откажется от приобретения токенов”. Идентифицировать клиента на “на входе” — необходимо, все это делают и считать по-другому просто наивно. Вспомните когда вы покупали что-либо в интернет магазинах без заполнения форм с вашими данными (их собирают не только ради детализации доставки). Опять-таки, вам не надо изобретать механизм KYC, вы просто должны выбрать один из существующих и грамотно его внедрить в свое ICO.
  4. Закрытость среды
    Вы должны разработать ваш токен таким образом, чтобы его внутренняя валюта использовалась только внутри и не была предназначена ни для чего более. Представьте себе расчеты в играх, вроде, World of Warcraft, их золото, как и любые другие объекты, согласно пользоватлеьсткому соглашению не допускаются к продаже за фиат (Blizzard, кстати в своих документах четко установила, что собственником всей внутриигровой валюты является сама компания).

Таким образом, ваш токен может быть чем угодно: купоном на скидку (как это делали kupikupon и десятки похожих сервисов), средством допуска в закрытый клуб , внутренней игровой валютой и т.д. Отсутсвие легального поля для проведения ICO означает не запрет продаж, а необходимость проработки юридического контура проекта за счет имеющихся легальных инструментов. Законодательство на протяжении всей истории догоняет практику и бизнес, при этом принимая решение действовать или нет в отсутствии профильного закона, надо помнить один из главных принципов субъективного права гражданина и юридического лица: «разрешено все, что не запрещено законом».

 

 

Escrow-agreement for ICO: показания к применению

Опубликовано: Октябрь 12, 2017 в 7:28 пп

Категории: Без рубрики

По статистике 10% всех инвестиций в ICO оказываются в руках преступников. Количество инвесторов потерявших 100% вложенных в ICO средств (более 225 млн. долларов) за последний год составило 19 000 человек против 11 000 в 2016 году. Официально, средства собранные во время ICO чаще всего теряются из-за хакерских атак и фишинга, однако, все чаще слышны предположения, что зачастую организаторами этих атак являются сами члены команды ICO. Например, в июле 2017 года проект Veritaseum объявил о взломе своего кошелька и кражи своих токенов VERI на общую сумму 8 млн. долларов. В той же статье с ресурса coindesk.com ставится под сомнение непричастность основателя проекта к его взлому. Указанный пример далеко не единственный, однако, как практикующий юрист я, ссылаясь на презумпцию невиновности, воздержусь от громких заявлений до появления первых судебных решений.

Тем ни менее, ни для кого не секрет, что многие проекты начинаются ради сбора средств на ICO и им же заканчиваются, на эту тему появляются даже статьи которые хоть и в шуточной форме, но все же объясняют как создать SCAM ICO. Для кого то шутка, а для кого-то это, вполне, руководство к действию.

Фактически, у рынка уже сейчас есть запрос на инструменты для защиты инвестиций, которые помогут если и не исключить риск потери вложенных в ICO средств, то существенно сократить их возможный размер. Так появились escrow-услуги или более правильная формулировка в рамках российского законодательства — договор счета эскроу. Сразу стоит оговориться, что конструкция эскроу по российскому праву для криптовалютных инвесторов не работает, посколько по национальному законодательству РФ эскроу счета может открыть и вести только банк, а правовой вакуум в отношении статуса криптовалют и ICO делает перспективу построения отношений между банками и стартапами туманной.

Как сейчас работает Escrow
На сегодняшний день escrow, применительно к ICO работает посредством использования multisig кошельков управляемых поверенными — escrow агентами. Инвесторы отправляют средства не ICO проекту напрямую, а на заранее созданный кошелек, смарт-контракт которого прописан таким образом, что финансирование каждого этапа проекта (milestone) осуществляется только с согласования третьего лица (лиц) — escrow агента (-ов).

Главный вопрос и для команды, планирующей использовать escrow и для инвестора, который собирается доверить свои средства escrow агенту — кем будет этот агент? Простое исследование таки ресурсов как icoalert.com показывает, что на текущий момент выбор escrow агента не отвечает самой цели привлечения независимых лиц. Команды заявляют в качестве EA (escrow agent) друзей, коллег или «экспертов» с непонятной компетенцией и портфолио из отдаленной страны — senior lawyer of major law firm in USA, member of commerce chamber of Togo и так далее. Команды предлагают инвесторам доверить средства в руки «экспертам» с непонятной репутацией и компетенцией, а в некоторых случаях и вовсе вымышленным персонажам. Крайним методом является так называемый bogus escrow, при котором проект заявляет, что привлекает escrow агента и будет использовать multisig кошелек с тремя подписями и правилом «2 из 3 подписей для одобрения транзакции», при этом оставляя у команды 2 подписи. Иными словами: escrow агент есть, но решение о списании средств с кошелька все равно остается у команды. Тем ни менее, существуют проекты, которые привлекают в качестве escrow агентов людей с чистой и заслуживающей доверия репутацией на профильных ресурсах, таких как bitcointalk.org, однако, таких примеров немного (как независимых экспертов, которые не будут рисковать своей репутацией за шанс заработать, так и проектов, готовых привлечь их).

Отсутствие делового обычая использования escrow и понятного механизма его реализации вредит развитию рынка ICO, поскольку увеличивающиеся число SCAM проектов:

  • дает все больше оснований для регулятора ограничить или запретить привлечение финансирования через криптовалюту
  • отпугивает существующих инвесторов и размывает перспективу привлечения новых, которые не привыкли вкладываться в проекты при риске потери 100% инвестиций вследствие недобросовестности членов команды.

Как должен работать Escrow
Ответом на запрос рынка является появление независимого сервиса, который самостоятельно проведет подбор escrow-агентов релевантных по отношению к теме проекта. В таком случае привлеченная компания будет выступать гарантом отсутствия аффилированности escrow агентов по отношению к проекту, что исключает возможность стать жертвой bogus escrow. Так же, профессиональный сервис необходим для повышения прозрачности и надежности работы Escrow соглашений. Инвесторы как и команда ICO должны еще до начала сбора средств иметь надлежаще оформленные ответы на следующие вопросы:

  1. На какие этапы разбивается финансирование
  2. Какие условия необходимо выполнить для запуска каждого последующего этапа финансирования
  3. Каковы обстоятельства заморозки средств
  4. Каковы обстоятельства запуска процедуры возврата средств инвесторам.

Несмотря на очевидность, указанных вопросов далеко не все команды, которые решились на использование Escrow готовы на них ответить (или даже их задать). Например у одного ICO проекта в качестве единственного условия для запуска процедуры возврата инвестиций указано «если основатели проекта не отвечают на сообщения и email более семи дней». Проблемы с исполнением соглашения могут возникнуть даже при отсутствии злого умысла со стороны членов команды или агента. Escrow соглашение — сложный контракт, цель, механизм работы и законодательные требования к содержанию делают его составление сходным написанию программы и если последствия отказа от услуг профессионала в области программирования для основателей проекта очевидны, то с нежеланием привлекать квалифицированного юриста все, к сожалению, не так.

Подводя итог, нужно отметить, что практика применения escrow соглашений для ICO проектов — это признак взрослеющего рынка, рынка где основатели проекта воспринимают ICO как инструмент призванный позволить реализовать идею, создать продукт и построить компанию, а не оплатить им «ламборгини». Риск разрыва «пузыря» на рынке ICO неизбежно приведет к тому, что выраженое нежелание проекта использовать поэтапное финансирование будет тождественно публичному признанию в создании очередного SCAM проекта, что в конечном счете не позволит реализовать даже самые чистые намерения.